Ария Чио-Чио-Сан из оперы Пуччини «Мадам Баттерфляй»

opera15_th

 

 

 

 

 

 

Мелодию этой арии узнают даже слушатели, никогда в жизни не посещавшие оперный театр. Это, безусловно, радио хит, который исполнялся задолго до появления фильма-оперы и телевидения.
Мария Биешу Первая ария Чио-Чио-сан из оперы «Мадам Баттерфляй»

YouTube Трейлер

Перевод на русский язык текста мирового хита:
В ясный день желанный
пройдёт и наше горе.
Мы увидим в дали туманной
дымок вот там, на море.
Вот корабль, весь белый,
в порт входит плавно.
Грянули салюты.
Он здесь! Что за минуты!
Я не бегу навстречу, о нет.
Я стану здесь на склоне, в сторонке,
и долго стою, притаившись.
Жду милой речи
в минуту встречи.
Вот маленькою точкой там, смотри же,
один вдруг отделился,
спешит сюда всё ближе.
Кто идёт? Кто идёт?
Сузуки, угадай.
Кто зовёт? Кто зовёт?
«Баттерфляй, Баттерфляй!»
Я ж притаилась,
не говорю ни слова,
обнять его готова.
А сердце рвётся,
не выдержит оно такого счастья.
А он меня с тревогой всё зовёт, всё зовёт…
«Цветок мой ароматный, малютка дорогая!» –
так прежде называл он меня, лаская.
Это всё будет так, как ожидаю.
Верь мне, моя Сузуки,
пройдут и наши муки.
Я знаю!
Небольшое разъяснение для тех, кто не знает сюжета оперы:
Прошло три года со дня свадьбы офицера военно-морских сил США Пинкертона и гейши Чио-Чио-Сан. Вскоре после свадьбы молодой муж уехал в Америку, а Чио-Чио-Сан продолжает его ждать. Она верит, что возлюбленный супруг вернётся, и запрещает всем переубеждать её. Верная служанка Судзуки пытается вернуть хозяйку на землю, но Чио-Чио-Сан искренне верит в любовь и убеждена, что американские мужчины не могут изменять, ведь в Соединённых Штатах мужчин за измену сажают в тюрьму. Судзуки сообщает, что деньги, оставленные Пинкертоном, давно на исходе. Чио-Чио-Сан плачет и опасается, что если супруг вскоре не вернётся, ей придётся вернуться к ремеслу гейши и снова танцевать для мужчин, чтобы добывать пропитание. И всё-таки она верит, что муж вскоре приедет.

88462880

 

 

 

 

Удивительно, но впервые опера была поставлена в Миланском театре «Ла Скала» 17 февраля 1904 года и провалилась!
Интересно, что провалились на своих премьерах также «Севильский цирюльник» и «Травиата», но провал «Мадам Баттерфлай» был самый грандиозный.

Великолепная музыка, сопровождавшая первый выход Чио-Чио-Сан (её партию на премьере пела великая Розина Сторкио), сопровождалась грозной тишиной зала. А молчание итальянской публики — это не к добру. В дальнейшем из зала раздались выкрики: «Это из «Богемы»! Дайте нам что-нибудь новенькое!» Свист сопровождал закрытие занавеса после первого действия, и затем, когда в самом начале второго действия сквозняк приподнял платье героини, кто-то крикнул: «Баттерфляй беременна!» И далее раздался целый шквал свистов, мычаний, кукареканий и других непристойностей.

Пуччини был обескуражен и подавлен. Он даже даже решил отменить второе исполнение в Ла Скала, хотя это значило уплату немалой суммы неустойки Пуччини переработал партитуру, сделав в ней значительные изменения. Главным из них было разделение слишком длинного второго действия — в опере стало три действия.

Через три с половиной месяца исправленная версия оперы была поставлена в театре Брешии под управлением Артуро Тосканини.
В первом же действии публика аплодировала декорациям и потребовала повторить на бис небольшую арию Пинкертона, а также полностью весь дуэт. Далее еще четыре раза номера оперы были исполнены на бис, и после каждого — совершенно в итальянской манере — композитор выходил на сцену, чтобы поклониться вместе с певцами! «И никогда больше, — как утверждает Жорж Марек, лучший биограф Пуччини, — «Мадам Баттерфляй» не проваливалась».

Madame Butterfly — Maria Callas

YouTube Трейлер

Текст арии мадам Баттерфляй («В ясный день желанный…»)
Un bel dì vedremo
levarsi un fil di fumo
sull’estremo confin del mare.
E poi la nave appare –
poi la nave bianca
entra nel porto, romba
il suo saluto. Vedi?
È venuto!
Io non gli scendo incontro.
Io no. Mi metto là
sul ciglio del colle e aspetto,
e aspetto gran tempo
e non mi pesa
la lunga attesa.
E uscito dalla folla cittadina
un uom, un picciol punto
s’avvia per la collina.
Chi sarà? chi sarà?
E come sarà giunto –
Che dirà? che dirà?
Chiamerà “Butterfly!”
dalla lontana.
Io senza dar risposta
me ne starò nascosta,
un po’ per celia
e un po’ per non morir
al primo incontro,
ed egli alquanto in pena
chiamerà, chiamerà:
“Piccina mogliettina,
olezzo di verbena!” –
i nomi che mi dava
al suo venire.
Tutto questo avverrà,
te lo prometto.
Tienti la tua paura,
io con sicura fede l’aspetto!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *